пятница, 24 января 2014 г.


Освенцим-Аушвиц-Биркенау

«Мы все – люди, рожденные по воле Господа,
и мы не имеем права предавать Божьи идеалы любви»


Освенцим – небольшой тихий польский город. Мы попали туда в середине января. Погода в это время была нетипичной для этого времени года – тепло и солнечно. Совершенно не укладывалось в голове, что почти 75 лет назад здесь начинались события, которые оборвали более 1 миллиона 100 тысяч жизней, покалечили миллионы судеб людей разных национальностей, профессий, проживающих в разных странах.

«Освенцим – это самое большое в истории мира кладбище без могил, на котором нет места, чтобы положить камень или цветы в память об отдельном человеке. Это кладбище без могил, так как тела развеялись с дымом в небе. И это ко многому обязывает…» (проф. Владислав Бартошевский, бывший узник Аушвиц).

В середине 1940 года в предместьях Освенцима был образован нацистский немецкий концлагерь Аушвиц (немецкое название города Освенцима), который стал для мира символом Холокоста, геноцида и террора. Непосредственным поводом основания лагеря было большое количество арестованных немецкой полицией поляков и связанное с этим переполнение тюрем.

В 1940-1941 гг. немцы выселили жителей части Освенцима из восьми близлежащих деревень, на территории которых был основан лагерь.


Расположение лагеря, – почти в самом центре к тому времени уже оккупированной немцами Европы, – а также удобное железнодорожное сообщение было причиной того, что немецкие власти приняли решение о его расширении до огромных масштабов и депортации в лагерь людей почти со всего континента. В пиковом периоде существования лагерь Аушвиц состоял из трех главных частей:

- Аушвиц I (рассчитан на 12-20 тыс. узников),

- Аушвиц II-Биркенау (в 1944 году в нем находилось более 90 тыс. узников),

- Аушвиц III-Мановиц (в 1944 году в нем находилось более 11 тыс. узников).

Все лагеря и филиалы комплекса Аушвиц немцы окружили вышками с колючей проволокой, по которой было пущено высокое напряжение.





 В лагерь ведут ворота с циничной надписью: «Arbeit macht frei» («Работа делает свободным»), через которые узники ежедневно отправлялись на работу и возвращались много часов спустя. В маленьком скверике, рядом с кухней, лагерный оркестр играл марши, которые должны были ускорить марш заключенных и облегчить эсэсовцам их пересчет.



Мы ходили по лагерю-мемориалу и с ужасом представляли себе тех людей, которых целыми семьями доставляли сюда, потом прямо на рампе возле вагонов их сортировали: старики, больные, беременные женщины, дети – в газовую камеру, способных работать – на регистрацию, санобработку и в барак, более крепких детей, в особенности близнецов – на медицинские опыты…













Крик, плач, мольбы зависали в воздухе и смешивались с запахом  газовых камер, крематориев и кострищ, на которых уничтожались трупы. Никто из приезжавших представить себе не мог, как закончится их жизнь… Голод, бесконечные болезни, немыслимые условия жизни, антисанитария, тяжкий труд, издевательства надзирателей, медицинские опыты…  Некоторые не выдерживали и бросались на колючую проволоку ограждения лагеря, чтобы в один миг закончить все эти муки.




В одной из экспозиций мы узнали, что на опыты брали только здоровых детей, и мамочки, чтобы спасти своих малышей, давали им есть бумагу (от этого поднималась температура), и для этой цели одна полька пожертвовала свой молитвенник.

Бараки, камеры, карцеры, орудия пыток,








стена расстрела,


горы личных вещей, очков,
обуви,
чемоданов,
протезов,
щеток и помазков…
Все это принадлежало людям, которых сюда привозили, все эти вещи до сих пор хранят информацию о мирной жизни своих владельцев…
Имена …





Фотографии – бесконечное количество лиц – женских, мужских, детских, в полосатой одежде, семейные (их люди брали с собой), во время пыток, расстрелов, до и после опытов, после освобождения… Калейдоскоп лиц и судеб, окрашенный в красно-черный цвет…













 И самое впечатляющее – детские рисунки…  Та страшная жизнь глазами наивных детей, которым выпало все это пережить…








Более 300 детей пережили все эти кошмары и дожили до освобождения… Их последующую жизнь исковеркали война, концлагерь и эсэсовцы…

«Миллионы людей в мире знают, чем был Аушвиц, но все же актуальной остается задача сохранить в сознании и памяти людей тот факт, что только от их решений зависит, случится ли такая трагедия еще раз. Только люди могли ее вызвать и только люди могут ее предотвратить» (проф. Владислав Бартошевский, бывший узник Аушвиц).

Эти слова являются злободневными в наше непростое время. Я призываю всех, кто имеет возможность приехать в Освенцим хотя бы раз в жизни и увидеть своими глазами, чем может закончиться непреодолимая тяга человека к власти, деньгам и самое главное к превосходству над другими людьми.

Мы все – люди, рожденные по воле Господа, и мы не имеем права предавать Божьи идеалы любви.

Светлана Лещинская
Польша, Освенцим, 15.01 2014